Нашим добровольцам

Выскажите своё мнение

Привествовали бы вы рейды по книжным магазинам для выявления нарушений закона о защите детей?
 

АРКС-новости

Поиск

Рекомендуем посетить

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

На сайте

Сейчас 70 гостей онлайн

Подключите RSS


Макфол на фоне обострения отношений с Россией едет в Ханты-Мансийск - продавливать "ювеналку" и "секспросвет"? Печать E-mail
23.08.2013 20:09

Макфол на фоне обострения отношений с Россией едет в Ханты-Мансийск - продавливать "ювеналку" и "секспросвет"? Посол США Майкл Макфол едет на север, чтобы обсудить с российскими чиновниками и общественниками политику России и США в области детства.

23-24 сентября 2013 года в Ханты-Мансийске состоится III Российско-американский форум по защите детства по теме: "Защита детей от насилия и жестокости: возможности семьи, общества и государства". Как сообщает пресс-служба уполномоченного при президенте по правам ребенка, "в рамках форума планируется обсудить крайне актуальные проблемы предупреждения семейного и иных форм насилия и жестокого обращения в отношении детей, изучить лучшие российские и американские практики работы в сфере защиты и восстановления прав детей, пострадавших от физического и психического насилия и отсутствия заботы, в том числе в родных и замещающих семьях. Состоится обмен мнениями и опытом по вопросам привлечения профессионального сообщества и институтов гражданского общества к профилактической и реабилитационной работе с семьями и детьми, нуждающимися в помощи и защите со стороны специалистов, общества и государства".

Поговорить на тему "предупреждения семейного и иных форм насилия и жестокого обращения в отношении детей" приезжает крайне представительная американская делегация: посол Соединенных Штатов Америки в Российской Федерации Майкл Макфол, глава администрации по вопросам детей, молодежи и семьи Министерства здравоохранения и социальных услуг США Брайан Самюэльс, руководитель подразделения по расследованию случаев эксплуатации детей и непристойного поведения управления по уголовным делам Министерства юстиции США Эндрю Оостербаан, заместитель начальника бюро по вопросам демократии, прав человека и труда Государственного департамента США Томас Мелия.

майкл макфол|Фото:  Ханты-Мансийск|Фото:

Таким образом, это событие привлекает к себе внимание сразу с нескольких точек зрения.

Тема – "предупреждение семейного и иных форм насилия и жестокого обращения в отношении детей", фактически речь идет о политики в области детства.

Место – столица ХМАО (главный нефтяной регион страны), Ханты-Мансийск.

Участники – целая обойма высокопоставленных чиновников США (включая Макфола), которые приезжают на север, чтобы поговорить о детях. С российской стороны, видимо, тоже будет более чем представительная делегация.

Контекст – все это происходит на фоне резкого обострения отношений России и США (отмены визита Обамы и т.д.), важной частью которого является детская тема.

Пройти мимо такого сочетания разных факторов невозможно, поэтому мы считаем важным разобраться в том, что это будет за мероприятие.

Российско-американский форум по защите детства был инициирован в рамках подгруппы по защите детства рабочей группы по гражданскому обществу двусторонней российско-американской президентской комиссии (Медведев – Обама) в октябре 2010 года.

I Российско-американский форум прошел в августе 2011 года в Бурятии. Его организаторами были с российской стороны: уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка, правительство Республики Бурятия, Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения; с американской стороны: Министерство юстиции США, Агентство США по международному развитию (USAID), Институт социальных услуг США, Американский союз профессионалов против жестокого обращения с детьми (АPSAC).

II Российско-американский форум по защите детства прошел в июне 2012 года в Чикаго. Его организаторами были с российской стороны: уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка, Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения; с американской стороны: Министерство юстиции США, Государственный департамент США, Институт социальных услуг США, Американский союз профессионалов против жестокого обращения с детьми (АPSAC).

В качестве организаторов III Российско-американский форум по защите детства вновь числится НКО "Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения".

Очевидно, что для понимания внутренней начинки российско-американских форумов, нужно выяснить, кто их организует с российской стороны. Поэтому внимательно посмотрим, что из себя представляет НКО "Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения" (НКО проявляет свою сущность откровеннее чиновников).

НКО "Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения" учрежден в 2004 году, реализует ряд проектов, среди которых проект "Детство под защитой" (2010-2012), реализованный совместно с "Горбачев-Фондом", при поддержке Агентства США по международному развитию (деятельность которого запрещена в России в 2012 году).

В рамках этого проекта 15 апреля 2011 года в "Горбачев-Фонде" состоялся круглый стол "Реабилитация детей, пострадавших от жестокого обращения: ситуация, опыт, проблемы", содержание которого, с нашей точки зрения, ярко отражает сущность НКО "Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения".

круглый стол «Реабилитация детей, пострадавших от жестокого обращения: ситуация, опыт, проблемы»|Фото:

Приводим цитаты из стенограммы круглого стола.

«Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения», Егорова Марина|Фото:Марина Егорова – на момент проведения круглого стола президент НКО "Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения", затем член координационного совета при президенте Российской Федерации по реализации "Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы" (это насквозь ювенальный документ).

Тотальный контроль за семьей

Егорова: "Вторая тема – профилактика. Как она осуществляется? В первую очередь она понимается – совершенно справедливо - как раннее выявление случаев нарушения прав ребенка, в том числе случаев жестокого обращения с ребенком. В этом случае специалисты учреждений систем образования, здравоохранения и защиты населения оказываются тем первичным звеном, которые в состоянии заметить по признакам жестокого обращения с ребенком то, что в семье неблагополучная ситуация и что надо об этом начать думать. Они плюс еще первичное звено в системе социального обслуживания семьи, детей – собственно, они-то и составляют первичную сеть... Выявление может осуществляться еще за счет активной позиции населения, близкого окружения ребенка, соседей и т.д. А также, как я уже говорила, через обращение самих детей".

По мнению главы НКО "Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения", фактически все окружающие нас люди (соседи, врачи, учителя, чиновники и т.д.) должны осуществлять "выявление случаев нарушения прав ребенка". Если нам скажут: "что может быть плохого в таком контроле прав ребенка?", то мы попросим набраться терпения и дочитать статью до конца.

Телефон доверия для детей

Егорова: "Важными аспектами являются вовлечение самих детей в информационные кампании о правах детей и проведение различных конкурсов, плакатов, рекламы для детей, молодежи. Если мы детей будем информировать о том, что есть такая возможность запросить помощь в такой ситуации, то дети будут это делать".

В качестве основного способа "запросить помощь" Егорова предлагает "телефон доверия". НКО "Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения" является официальным представителем России в Международной ассоциации детских телефонов доверия (Child Helpline International, CHI) и создал "Российскую ассоциацию детских телефонов доверия".

Информирование детей о "телефоне доверия" производится с помощью подобных плакатов:

плакаты, телефон доверия, родители|Фото:

Легитимируют использование "телефону доверия" в обществе с помощью таких плакатов: 

плакаты, телефон доверия, родители|Фото:  плакаты, телефон доверия, родители|Фото:

Мы не утверждаем, что все эти плакаты изготовили лично сотрудники НКО "Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения", но агитации тех идей, которые они продвигают, осуществляется именно таким способом, причем эти плакаты печатаются за бюджетные деньги.

Подобное информирование детей об опасностях, которые "грозят им со стороны родителей" – это психологический террор по отношению к детям и воспитание в них недоверия к самым близким для них людям – родителям, которых изображают потенциальными "чудовищами-насильниками", противопоставляя им незнакомых людей, сидящих на "телефоне доверия" (видимо, они "добрые феи"?).

Фактически детям говорится, что самые близкие для них люди – это не родители, а сотрудники "телефона доверия".

Вы понимаете, что на практике любой звонок по "телефону доверия" (не важно кто звонит, дети или родители) – это шаг к ограничению или лишению родительских прав, т.е. к разрушению семьи?

Если нам возразят: "Куда же ребенку жаловаться на насилие в семье?", то мы напомним, что для этого есть родственники, учителя и т.д. А для крайних случаев телефон "02".

"Важность" доказательств

Егорова: "Вы сказали такое важное слово: "С доказанным сексуальным насилием". Для того, чтобы реабиалитировать ребенка, не нужно доказывать социальное насилие. Это нужно для того, чтобы дать ход наказанию. А для реабилитации этого ребенка не нужно доказывать: видно, что он пострадал и с этими последствиями идет работа".

Фактически заявляется, что для того, чтобы органы опеки вмешались в жизнь семьи ("начали реабилитацию"), достаточно того, чтобы им нечто было "видно".

Тысячнюк: "Я педагог-психолог ГУ СРЦ, воспитательный дом... У нас студенты хотят проводить исследования по этой теме, но очень мало материала для них. Хотя у нас 70 мест в стационаре, но практически один человек в три месяца появляется с сексуальным насилием. Их мало".

Егорова: "Я бы это связала с плохим выявлением, а не с тем, что этого насилия мало. Мне кажется, что этого насилия очень много. Этого вида насилий очень много, но не умеют его выявлять специалисты... Во всяком случае, вот я на своем опыте убеждаюсь, что, часто бывая в приютах и социально-реабилитационных центрах, в стационарных отделениях, сама вижу детей с признаками именно сексуального насилия, а воспитатели говорят: но он такой ласковый мальчик. Такой ласковый мальчик! – вот так. То есть они сами не различают их".

Все понятно? Если такой, как Егорова, что-то "кажется" или она заявляет "сама вижу", то это уже является основанием для установления факта насилия над ребенком и принятия соответствующих мер по отношению к семье (например, изъятие ребенка из семьи для его "реабилитации"). Если кто-то считает, что все это просто бред "какой-то там Егоровой", то он сильно ошибается, и мы объясним, почему.

Финансирование

"В-третьих, она (деятельность НКО) зависит от грантодающих организаций".

Нельзя ли с этого места поподробнее?

Право на вмешательство в жизнь семьи

«Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения», Спивак Александр|Фото:Александр Спивак – на момент проведения круглого стола директор аналитических и научно-исследовательских программ НКО "Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения", в настоящий момент президент данного НКО.

Спивак: "А категория – дети, пострадавшие от жестокого обращения, - она законодательно заужена. Она так воспринимается только для тех детей, у которых уже судебные дела возбуждены в отношении их насилия или возбуждены дела, но нет судебного приговора или еще как-то. То есть это те единичные случаи или десятки случаев, которые прошли через какие-то сита и через систему выявления преступлений попали на учет в правоохранительные органы. Поэтому вся латентность проблемы жестокого обращения – она не видится ни учреждениями, кроме тех единичных, которые с этим работают у себя на территории, ни органами исполнительной власти".

Еще раз подчеркивается, что решение конкретной "проблемы жестокого обращения" (т.е. вмешательство в семью) должно носить внесудебный и вообще внеправовой характер.

«Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения», Борзов Сергей|Фото:Сергей Борзов – директор по экспертно-методической работе НКО "Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения".

Борзов: "Вот это нормативное определение жестокого обращения мне становится ненужным. Мне кажется, что вот эта мешанина, которая у нас сейчас есть, когда мы в старой форме пытаемся испечь новый хлеб, приводит к тому, что вот такая мутная вода в этой сфере у нас получается".

Фактически предлагается отменить любую регламентацию деятельности органов опеки (отменяется не только суд, но даже и внутренние регламенты опеки) и все оставить на усмотрение конкретного чиновника (или сотрудника НКО).

Егорова: "Для того, чтобы работать с ребенком или с семьей, где совершается насилие, не нужно никаких санкций, потому что сам ребенок и те нарушения, которые у него появляются, свидетельствуют о том, в каком направлении вести реабилитацию и что делать. И ничего не мешает нам эту работу начать уже делать, поскольку уже есть пострадавший ребенок и соответственно его семья".

Если не нужно никаких санкций, значит, органы опеки (или замещающие их НКО) – становятся суперорганом, который в одном лице получает функции опеки, милиции, прокуратуры, следствия и суда в части вопросов ограничения прав родителей и изъятия детей.

Тем, кто считает, что речь идет только об очевидных случаях неблагополучия и лично их это не коснется, советуем внимательно прочитать следующее заявление Егоровой: "Хорошая семья может тоже в социально-опасном положении находиться".

И все это уже отчасти реализовано. Согласно "Регламенту межведомственного взаимодействия по выявлению семейного неблагополучия, организации работы с семьями, находящимися в социально-опасном положении (трудной жизненной ситуации)" (действует в Москве), следующие органы должны следить за детьми и сразу же докладывать органам опеки:

- учреждения здравоохранения (женские консультации, центры планирования семьи при дородовом патронаже, роддома, участковые врачи и участковые медсестры, детские больницы, травмпункты и т.д.) – вы в курсе, что сегодня любое обращение в травмпункт по поводу травмы ребенка является основанием для вмешательства в жизнь вашей семьи органов опеки (вплоть до немедленного изъятия детей)?

- образовательные учреждения (детские сады, школы и т.д.);
- органы внутренних дел (ряд подразделений милиции, вплоть до ППС);
- миграционная служба;
- управы районов;
- старшие по подъездам (!), для ознакомления приводим их обязанности – незамедлительно, в трех часов после выявления, сообщать о случаях, имеющих признаки неблагополучия детей, жестокого обращения с ними.

По факту в Москве (руководимой выходцем из ХМАО Сергеем Собяниным, - прим. ред.), уже организован тотальный контроль за семьями, со сбором досье на каждого ребенка.

На этот тотальный контроль накладывается следующее определение: "… дети, еще не лишившиеся родительского попечения, находящиеся в обстановке, представляющей действиями или бездействием родителей (иных законных представителей) угрозу их жизни или здоровью либо препятствующей их нормальному воспитанию и развитию".

Эта формулировка в точности воспроизводит вышеприведенное заявление: "Нормативное определение жестокого обращения мне становится ненужным". Кто будет определять, что такое "бездействие родителей, препятствующие нормальному воспитанию и развитию"? Чиновник из органов опеки и сотрудник НКО?

Точно такая же формулировка была включена в законопроект № 42197-6 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства" ("О социальном патронате"):

"1. Социальный патронат устанавливается органом опеки и попечительства в случае, если по результатам обследования условий жизни, воспитания и развития несовершеннолетнего, проведенного органом опеки и попечительства в порядке, предусмотренном статьей 122 Семейного кодекса Российской Федерации, установлено, что родители или иные законные представители несовершеннолетнего, находящегося в социально опасном положении, создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие его нормальному воспитанию и развитию, и (или) отрицательно влияют на его поведение, и при этом отсутствуют достаточные основания для ограничения или лишения родителей (одного из них) родительских прав".

Определения "социально опасного положения" и "нормального воспитания" в этом законопроекте нет и, соответственно, все это оставлялось на устроение местечкового чиновничества (которому, конечно же, совсем чужды самодурство, коррупция, давление на бизнес, сведение личных счетов и т.д.).

Детальный анализ данного ювенального законопроекта – "Социальный патронат – это ювенальная юстиция"

шествие и митинг против введения Ювенальной Юстиции в России|Фото: Андрей и Евгения Малаховы  Протест против ювенальной юстиции|Фото: Накануне.RU

Напомним, что благодаря сбору более 250 тыс. подписей граждан против ювенальных законопроектов, которые были переданы в приемную президента (реализация обещанного Путиным обществу активного права) и в Госдуму и широкому общественному протесту движение "Суть времени" и "Ассоциацией родительских комитетов и сообществ России" АРКС смогли остановить принятие Госдумой законопроектов № 42197-6 "О социальном патронате" и № 3138-6 "Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей". Но противостояние введению в нашей стране ювенальной юстиции (ЮЮ) на этом не заканчивается, основная война еще впереди. В этом контексте особенно интересно рассмотреть III Российско-американский форум по защите детства в Ханты-Мансийске.

Анализ НКО "Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения" показал, что с российской стороны российско-американские форумы по защите детства организует насквозь ювенальный субъект, давно сотрудничающий с лоббирующими в России ювенальную юстицию иностранными организациями и реализующий в нашей стране механизмы ЮЮ на практике.

В этом контексте описывающие форум общие фразы приобретают конкретный смысл: "В рамках форума планируется обсудить крайне актуальные проблемы предупреждения семейного и иных форм насилия и жестокого обращения в отношении детей, изучить лучшие российские и американские практики работы в сфере защиты и восстановления прав детей, пострадавших от физического и психического насилия и отсутствия заботы, в том числе в родных и замещающих семьях. Состоится обмен мнениями и опытом по вопросам привлечения профессионального сообщества и институтов гражданского общества к профилактической и реабилитационной работе с семьями и детьми, нуждающимися в помощи и защите со стороны специалистов, общества и государства".

Фактически нам говорят о том, что на III Российско-американском форуме по защите детства в Ханты-Мансийске встретятся: российский лоббист и проводник ювенальной юстиции и его американские патроны. И между ними состоится соответствий "обмен мнениями и опытом". Естественно, мы не хотим сказать, что все российские участники данного форума – это ювенальные лоббисты, безусловно, там будут очень разные люди, в том числе и вполне патриотичные. Но есть очевидные факты.

Организатор  – давно сотрудничающий с США ювенальный субъект.

Контекст  – российские и американские чиновники и общественники будут обсуждать детскую политику в контексте острой конфронтации между Россией и США. Естественным образом на этих переговорах должны быть подняты вопросы: закона Дима Яковлева, введения в России ювенальной юстиции и "секспросвета" (который уже ратифицирован и сейчас стоит вопрос о том, как он будет применяться в нашей стране).

По существу – переговоры о политике в области детства между Россией и США могут вестись только в логике "продать детей за...". Никто ведь не считает, что мы будем в качестве "обмена опытом" учить США русским традиционным семейным ценностям? А получить ювенальную юстицию и "секспросвет" по полной программе можем легко.

Важность  – этому событию придается такое высокое значение, поскольку на север планирует приехать даже посол США в России Майкл Макфол. Значит, III Российско-американский форум по защите детства должен стать крупным лоббистским мероприятием по изменению политики России в области детства в интересах США?

Андрей и Евгения Малаховы (движение "Суть времени")
специально для Накануне.RU

 
Интересная статья? Поделись ей с другими: