Выскажите мнение

Ваше мнение о законе О социальном патронате?
 

Поиск

Рекомендуем посетить

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

На сайте

Сейчас 36 гостей онлайн

Счётчик посещений


Подключите RSS

Бездушная ювенальная система калечит человеческие судьбы Печать E-mail
12.09.2012 16:17

Несложно заметить, что в  последние годы в новостях стали появляться шокирующие истории, в которых речь шла о том, как у русских матерей, находившихся замужем за скандинавами, органы опеки, или ювенальной юстиции, незаконно отбирали детей.

Доктор Йохан Бекман, доктор общественно-политических наук из Финляндии, открыто называет систему ювенальной юстиции своей страны инструментом репрессий.

По данным организации World Peace Foundation, около 500 000 граждан Швеции столкнулись с беспредельно жестоким и безаппеляционным разрушением семьи со стороны государства.

Несложно заметить, что в  последние годы в новостях стали появляться шокирующие истории, в которых речь шла о том, как у русских матерей, находившихся замужем за скандинавами, органы опеки, или ювенальной юстиции, незаконно отбирали детей.

Доктор Йохан Бекман, доктор общественно-политических наук из Финляндии, открыто называет систему ювенальной юстиции своей страны инструментом репрессий.

По данным организации World Peace Foundation, около 500 000 граждан Швеции столкнулись с беспредельно жестоким и безаппеляционным разрушением семьи со стороны государства.


Только благодаря тому, что некоторым русским женщинам хватило сил и сообразительности придать огласке то, чему подвергла их и их семьи скандинавская ювенальная машина, мы и имеем хоть какую-то информацию о ее принципах работы в действии. Такое поведение – желание публично выступить с осуждением действий ювенальной системы – уже само по себе считается в их обществе нетипичным, а потому ненормальным. 

Ирине Бергсет, у которой норвежская опека отняли двух сыновей сразу после того, как она обратилась за помощью в полицию, удалось вернуться со старшим сыном в Россию, совершив побег.

Год назад младший мальчик, сын Ирины от мужа-норвежца, своими неоднозначными рассказами заставил Ирину заподозрить отца ребенка в педофилии. В полиции ей не поверили и решили тут же забрать у нее обоих детей, один из которых - старший - является гражданином России. Старшего Сашу отдали в приют, а младшего, Мишу, - отцу, подозреваемому в педофилии.

В Интернете есть много подробных видеоинтервью с Ириной, где она рассказывает страшные подробности ювенальной системы Норвегии. Когда Саша плакал в приюте и просился к маме, что считается по норвежским нормам ненормальным поведением, ему грозили переводом в специальный интернат для психически нездоровых детей или в тюрьму строгого режима, сопровождая обещаниями, что он никогда больше не увидит маму.

В этом месте можно спросить: а в чем был виноват 
Саша, который так страдал, оказавшись вдруг в тюрьме-приюте?

Потом Сашу отдали в приемную семью, где за первые 3 недели он сразу похудел на 5 кг, поскольку его очень плохо кормили.

Случайно увидев в брошенной где-то газете телефон польского детектива, Саша спланировал свой и мамин побег в Россию.

Благодаря помощи этого детектива, помощи нашего Следственного Комитета и лично Павла Астахова, им двоим удалось добраться до Москвы. Но младший сын, за которого Ирина продолжает бороться, остался в Норвегии у папы, которому грозит 12 лет тюрьмы, если его педофилия будет доказана. 

Можно рассуждать о том, что все эти действия в отношении Ирины и ее сыновей были совершены незаконны. Но понятие "законности" с точки зрения ювенальной системы не связано с обычным здравым смыслом.

Ирина Бергсет познакомила нас с норвежским правозащитным сайтом  Human Rights Alert , где среди прочих в качестве повода для отбирания ребенка у биологических родителей в Норвегии называются:

- отказ ребенка есть рыбные котлеты как свидетельство инцеста;
- ребенок слишком быстро или слишком медленно ест, что также признак инцеста;
- мама по болезни не может играть с ребенком в песочнице или кататься на лыжах;
- наблюдение психолога, что мать плохо готовит омлет и режет хлеб слишком толстыми кусками.

В нашем представлении это просто ненормально. Но  разнообразию этого абсурда нет предела. Наша бывшая соотечественница Ольга Смирнова 
рассказывает о том, что норвежская социальная служба взяла ее семью под контроль, поскольку работники детсада усмотрели в ольгином состоянии депрессию, а в поведении младшего сына - он не любит смотреть людям прямо в глаза, стесняется - поведенческое нарушение. 

В результате  - 6 месяцев ежедневного контроля, указаний, что и как  жить и делать в садике, дома, на улице со стороны органов опеки, 6 месяцев страха, что детей отнимут, 6 месяцев работы нанятого мужем адвоката, чтобы освободиться от назойливого внимания защитников детей.

Любое заявление учителя, врача, медсестры, соседа, проводника, случайного человека о нетипичности поведения является в Норвегии основанием для того, чтобы в Барневарн, службе защиты прав детей, завели на семью дело. Норвегия как страна социалистов ставит своей целью воспитание однотипных одинаковых личностей. 

В Финляндии нашумели истории Антона Салонена, Роберта Рантала, троих детей Валетины Путконен. Это опять русские матери не стали идти на поводу у бесчеловечных решений ювенальных служб. А как можно согласиться с тем, что Роберта Рантала, например, соцработники забрали прямо в школе после того, как он гордо сообщил, что может в любой момент уехать в Россию?

Но в Европе дела о незаконном изъятии и удержании детей, увы, не ограничиваются Скандинавией.

Дней десять назад в Интернете появилось обращение Татьяны Денисовой, у которой отобрали в Голландии и сына, и дочь. Она не знает, что происходит с ее детьми, не знает, где они и просит наше посольство посодействовать ей. 

Четыре года во Франции продолжается судебное разбирательство по делу Софьи Кручининой и ее сына Яна, схожее с делом Ирины Бергсет. Софья случайно обнаружила фотографии своего двухлетнего сына на порносайте. Она выяснила с помощью экспертов. что фотографии были засланы с IP-адреса отца ребенка, с которым она была в разводе и который, по решению суда, периодически забирал ребенка к себе.

Софья  приняла решение не позволять отцу встречаться с сыном. Но полиция забрала его и отдала именно отцу, а тот вскоре сдал его в приют. Удушающая любовь матери - это не то, что нужно ребенку, по мнению жандармов-защитников детей. Теперь Софью приговорили еще и к ё11 месяцам тюрьмы.

Таких случаев много. И только благодаря им мы и узнаем, как трактуется понятие законности ювенальными органами там, где ювенальная юстиция уже работает. Узнаем, как бездушно рушатся человеческие судьбы, калечатся детские души, ниспровергаются самые базовые ценности и самые естественные права человека. 

В конце сентября в нашей Думе будут рассматривать ювенальные законопроекты. 

Хотим ли мы, что эта страшная реальность пришла к нам?

Ассоциация родительских комитетов АРКС на Livejornal