Выскажите мнение

Ваше мнение о законе О социальном патронате?
 

Поиск

Рекомендуем посетить

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

На сайте

Сейчас 33 гостей онлайн

Счётчик посещений


Подключите RSS

Вот тебе, бабушка, и ювенальная юстиция! Печать E-mail
18.04.2011 09:26

Любопытные плакаты появились в тюменских школах. На них изображены смешарики, вздорная, сварливая бабенка (простите за грубое слово о женщине-матери, но иначе не скажешь) и лысый препротивный дядька, орущие на оторопевшее от ужаса чадо. Вот так ныне принято изображать самых дорогих, самых лучших для ребенка и самых любимых людей – родителей. Теперь в школах с младых ногтей учат предавать маму и папу ради собственного детского счастья.

Альтернативы семье нет

На предательских плакатах указан телефон доверия. Ябедничайте, если мама с папой ссорятся. «Стучите», если они меньше уделяют внимания, потому что у вас появился братик. Доносите, если вам, несмышленышам, кажется, что родители вас якобы обижают... «Счастье» не заставит долго ждать: семью поставят на контроль, а ябеду вместе с братиком могут забрать из семьи и поместить в детдом или приют. Вот тебе, бабушка, и ювенальная юстиция! О том, что это такое и чем грозит стране, которая не может выкарабкаться из демографического кризиса, шла речь на «круглом столе», состоявшемся в областном центре дополнительного профессионального образования

«Семья» в марте с.г. Тема заседания -- обеспечение защиты и гарантий прав детей и родителей в Тюменской области.

В дискуссии участвовали директор общественного института демографической безопасности, член правления Российского детского фонда, детский клинический психолог и публицист Ирина Медведева (Москва), уполномоченный по правам ребенка в Тюменской области Галина Калюжная, председатель комитета по делам национальностей Евгений Воробьев, руководитель регионального филиала ООО «За жизнь и защиту семейных ценностей» Константин Шестаков, представители департаментов и комитетов, социальных служб, священнослужители, юристы, городской родительский комитет и другие.

Евгений Воробьев отметил, что разделяет точку зрения Ирины Медведевой по поводу ювенальной юстиции, ранее озвученную на конференции в Тюмени несколько месяцев назад. По его словам, предложенные для обсуждения вопросы не в полной мере отражают состояние дел в Тюменской области. Так, подписан план мероприятий по реализации в области соглашения о социальном партнерстве, где первый раздел как раз посвящен укреплению нравственных, семейных, общественных, гражданских и патриотических ценностей.

-- Соглашение направлено на укрепление института семьи -- основы государства, -- продолжил выступление председатель комитета по делам национальностей. -- С этой целью только за прошедший год по линии комитета материально поддержаны более ста мероприятий, проводимых общественными, религиозными организациями. В школах ведется патриотическое воспитание и т.д. В области строятся, восстанавливаются и ремонтируются храмы. Для нас также важны вопросы толерантности, поскольку в регионе проживают представители 140 национальностей. Мы открыты для общения, сотрудничества и улучшения работы.

Разумеется, сложившиеся добрые отношения между властью и церковью, властью и обществом не могут не радовать.

-- Наша позиция однозначна: мы понимаем, что работа с ребенком не может строиться вне семьи, -- подчеркнула Галина Калюжная. -- Реализуемая в Тюменской области политика направлена на ребенка именно через институт семьи. С момента передачи полномочий по опеке и попечительству субъектам РФ в области в четыре с половиной раза сократилось количество родителей, лишенных родительских прав, в два с половиной раза выросло число детей, чьи родители восстановлены в родительских правах. Альтернативы семье нет и не будет никогда.

По мнению уполномоченного по правам ребенка, необходима работа, направленная на профилактику семейного неблагополучия. Например, в прошлом году в ночное время было выявлено более 1700 детей, причем большая часть родителей не знали, где их дети находятся. Благодаря федеральному и областному законодательству удалось примерно наполовину сократить детскую и подростковую преступность в ночное время и почти на четверть уменьшить преступления в отношении детей в ночное время. Кроме того, в родильных домах удалось в два с половиной раза уменьшить число отказов от новорожденных -- это очень много. К слову, едва ли в других регионах найдется подобная позитивная статистика.

О доверии, предательстве и глобализме

По словам Константина Шестакова, проблемы защита прав и детей и родителей в наименьшей степени остры в Тюменской области, если сравнивать с Нижним Новгородом, Подмосковьем и другими регионами России. Тем не менее, в адрес городского родительского комитета едва ли не ежедневно поступают сообщения о тревожных тенденциях, связанных с внедрением в стране ювенальной юстиции.

После подписания Европейской социальной хартии в средствах массовой информации стала активно «пиариться» тема насилия в семье.

-- Удивляет, что тема насилия в семье стала затмевать тему наркомании, от которой по официальным данным ежегодно гибнет сто тысяч человек. Она заслоняет проблему насилия в школах и детских домах, на улице, -- заметил Константин Шестаков. -- Между тем эти вопросы гораздо серьезнее, к тому же процент пострадавших от насилия в семье ничтожно мал.

По словам докладчика, в региональный филиал ООО «За жизнь и защиту семейных ценностей» и городской родительский комитет практически ежедневно поступают сигналы по поводу анкетирования в школах, когда собираются данные о внутренней жизни семьи, что противоречит Конституции РФ. Сомнения вызывает телефон доверия, который может стать причиной изъятия детей из семьи. Аргументы, что он способен помочь предотвратить суицид среди подростков, по мнению почетной гостьи «круглого стола» детского психолога Ирины Медведевой, несостоятельны.

-- Демонстративные попытки детей пубертатного (переходного) возраста не имеют никакого отношения к реальном суициду. Они усиливаются в настоящее время, потому что мы живем ради детей. Но так называемый детоцентризм вреден для психики ребенка, которого не учат терпеть поучения от родителей и запреты. Из соображений психического здоровья этому нужно учить с первых дней жизни, -- подчеркнула Ирина Медведева.

Телефон доверия дискредитирует самых авторитетных для ребенка людей. Детям дают понять, что они могут «стучать» на своих родителей, т.е. разрывают связь поколений, которая итак держится на волоске. Если второклассник позвонит по телефону, значит, отец и мать для него – никто, значит, они не могут защитить? Все это невротизирует детей, потому что порождает вседозволенность и вызывает чувство полной беззащитности. Вот пример действия ювенальной юстиции в Австралии, о котором рассказала Ирина Медведева.

Мама привела ребенка-дошкольника на рядовое медицинское обследование в поликлинику. Медсестра увидела на коленке мальчика царапину. Вполне очевидно, что без царапин не только мальчиков, но даже девочек невозможно вырастить. Тем не менее, мальчика, а заодно и его старшего брата у родителей отняли. Это обычная ювенальная практика: счет изъятия детей идет уже не на сотни тысяч. К счастью, семья оказалась состоятельной и стала судиться.

-- В течение нескольких месяцев дети были разлучены с родителями. Это ли не жестокое обращение с детьми и их родителями? Причем изъятие делается в нарушение прав и человеческих норм, но почему-то детозащитников это не волнует, -- продолжила Ирина Медведева. -- После нескольких судебных процессов детей все-таки вернули, но с условием, что они будут девять месяцев жить в квартире, оборудованной видеокамерами – в спальне, гостиной, ванной, туалете, кухне. Подобных историй я знаю много. Поэтому не надо обольщаться насчет ювенальных технологий и говорить, что у нас все будет хорошо.

Это -- «замечательные» технологии по снижению рождаемости. Люди, которые вынуждены жить под дамокловым мечом, не хотят становиться родителями. Радует, что в Тюменской области, как и в большинстве регионов, есть содружество общественности и чиновников, которые тоже являются родителями и хорошими людьми, и здесь можно вести такой откровенный разговор. К сожалению, не все представляют, что такое ювенальная юстиция в развернутом виде.

Я часто бываю на западе и могу сказать, что главная цель мировой элиты, выступающей за глобализм, – не создание мира без границ или даже единой экономики, а затягивание людей в орбиту разврата и извращений, которые уже царят на западе. Недавно испанские видные психологи высказались, что и педофилия – не извращение или преступление, а норма. В Дании, Швеции гомосексуалистам и лесбиянкам, которые состоят в законном браке(!), разрешили усыновлять детей. Детей погружают в атмосферу ада, но об этом молчат.

Добавим, что по официальным данным во Франции с населением около 60 миллионов человек в приемных семьях проживает два миллиона детей, отобранных у родных мам и пап. В Германии ежегодно отбирают десятки тысяч детей – чаще всего за бедность. Надо ли сравнивать уровень жизни в нашей стране с германским? По мнению юристов, выступивших на недавнем огромном Родительском форуме в Москве, без денонсации некоторых международных соглашений едва ли возможно отказаться от ювенальной юстиции.

Нужна персональная ответственность

Приведем рецепт разрушения любого общества от философа Патрика Бьюкенена. Поскольку общество держится вокруг общих ценностей, которые можно назвать вечными (семья, любовь, дети и т.д.), то для его раскола основной удар надо нанести по этому смыслообразующему или «обществообразующему» каркасу. С разрушением семьи гарантированно разрушается общество, разрушается страна. Даже воевать не обязательно, потому что войны рождают или усиливают патриотические чувства. Нам это надо?

По мнению иерея Илии Сиразиева, воспитание ребенка начинается со слов «нет» и «нельзя». Родители должны знать в любой момент, где находится их дитя, чем дышит, чем интересуется, какие программы смотрит по телевидению. Между тем многие считают, что главное в воспитательном процессе – накормить и одеть. Иерей рассказал, что в прошлом году в одной из тюменских школ проводилось анкетирование без уведомления родителей, а основной темой 1 сентября стала не школа, не дисциплина, а именно ювенальная юстиция, т.е. детям сообщили, кому и когда они могут пожаловаться на родителей.

Представитель фонда имени Ермака Тимофеевича Иван Статьев задал вопрос об органах опеки, прав и попечительства, комиссиям по делам несовершеннолетних, авторитет которых из-за внедрения ювенальных технологий падает. В ответ заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при губернаторе области Ольга Елисеева рассказала о недавнем заседании комиссии, на которой отмечено, что одним из способов профилактики преступности среди несовершеннолетних является укрепление семейных отношений, гармоничные отношения с детьми. Она предложила обратить внимание именно на нашу жизнь, а не западную.

-- Неблагополучным семьям нужны наставники – люди, которые сопровождали бы трудного подростка, помогали ему не оступиться. Нам нужны такие люди. Давайте направлять нашу работу на укрепление взаимоотношений между детьми и родителями, на наставничество, -- призвала Ольга Елисеева.

Тем не менее, Ирина Медведева отметила, что там, где проводятся ювенальные эксперименты, органы опеки превратились в карательные органы.

-- Это фашизм, когда женщины (сами матери!) приходят в семьи и заявляют: «У вас чистенько, но бедно, так что детей мы забираем, им лучше будет в детдоме». Дети рыдают, родители рыдают. Даже если потом детей возвращают, им требуется серьезная психологическая реабилитация, которая едва ли сможет компенсировать нанесенную травму, -- добавила Ирина Яковлевна. -- Страшно, что эти сотрудницы органов опеки до сих пор ни разу не ответили за свои преступления, в противном случае они, может быть, не соблазнялись бы ни на западные гранты, ни на приказы начальства.

Тюменский журналист Александра Кудрявцева рассказала о случае изъятия детей в Тюмени в прошлом году. По доносу соседки, которая работает в милиции, к женщине, матери пятерых детей, приехала группа экстренного реагирования и забрала четверых детей на основании того, что они проживают в ветхом жилье. Двух девочек поместили в Дом малютки, других – в центр «Мария». Причем никто не предложил альтернативы: женщине сказали, что пока она не отремонтирует дом, детей не вернут. В центре «Мария» одного ребенка заразили гнойной инфекцией и поместили в кожвендиспансер, ничего не сказав матери, которая, между прочим, не лишена родительских прав. Ей не позволяли встречаться с детьми и в Доме малютки. Можно лишь гадать, как семья пережила эти несколько месяцев. Благодаря помощи уполномоченного по правам ребенка Галины Калюжной детей удалось вернуть, а городской родительский комитет собирал деньги, чтобы помочь отремонтировать дом.

Зараза распространяется

На заседании выступила специалист в области права старший научный сотрудник Всероссийского НИИ МВД России Елена Тимошина (Москва). Она занимается прогнозированием преступности и анализом криминальной ситуации.

-- В ходе научных работ мы вместе с коллегами выявили связь между преступностью и ювенальными технологиями, -- отметила Елена Тимошина. -- В западных странах родители не имеют права спрашивать детей, куда они пошли, не могут запрещать, чтобы они уходили ночью. Доходит до того, что если ребенок попробовал наркотики, то родители обязаны покупать ему шприцы, чтобы не заразился. Тюменская область, как я поняла, – наиболее благоприятный регион, где отмечаются единичные случаи нарушения прав родителей, в России же тенденция иная. Случаи, с которыми мы сталкиваемся, говорят о том, что зараза распространяется. Несмотря на то, что на федеральном уровне ювенальная юстиция не поддержана, в регионах все по-другому. Технологии, разработанные за рубежом, преподносятся нам как нечто новое, между тем у нас есть своя система защиты прав детей, в состав которой входят прокуратура, суды, органы внутренних дел, органы опеки и попечительства и т.д. В отношении несовершеннолетних у нас есть и особый порядок судопроизводства.

-- Ювенальная юстиция нацелена на коренное изменение российского общества, и это страшно, -- продолжила Елена Михайловна. -- Если раньше детей изымали только из семей, социально-неблагополучных в классическом понимании, то теперь представления о социальном благополучии в тех регионах, где внедряются ювенальные технологии, изменились. Основанием для изъятия ребенка может стать бедность, наличие печного отопления, несение поста и т.д. Ювенальная юстиция не может принести положительных результатов, потому что изначально содержит ложные принципы. Она предлагает рассматривать права ребенка в отрыве от прав родителей, что в принципе невозможно.

Чтобы противостоять этому, нужно совершенствовать существующие меры по защите прав детей и родителей в рамках российской системы, совершенствовать законодательство, которое пока содержит немало недостатков. Это касается и оценочных категорий, позволяющих трактовать те или иные явления. Вот, например, плакаты с телефонами доверия. Есть закон о рекламе, не позволяющий пропагандировать жестокость и т.д., но в отношении социальной рекламы никаких ограничений нет! Расплывчато понятие и о жестоком обращении с детьми. Например, в Ростовской облати к суду привлекли опекуна за то, что он угрожал ребенку («сейчас дам ремня»), ставил его в угол и заставлял мыть руки. В науке разработано понятие жестокого обращения, которое применяется на практике, но ювенальные суды классическое определение ученых не используют – они употребляют новые видения жестокого обращения, куда включают и психическое насилие, но трактуют его как психологическое.

Елена Тимошина является членом правового центра, который занимается законотворческой деятельностью. Она рассказала о разработанной концепции изменения законодательства в сфере защиты прав детей и родителей. Основными ее принципами являются укрепление и поддержка семьи; принцип независимости семьи; принцип сохранения семьи, находящейся в трудной жизненной ситуации, посредством оказания ей всесторонней помощи, в том числе через систему мер господдержки; приоритетность воспитания родителями и кровными родственниками; реабилитация детей в домашних условиях без изъятия из семьи; сохранение традиционных семейных ценностей; возможность ограничения прав ребенка, если он пользуется ими во вред своим интересам; принцип исправления неблагополучных семей через приобщение к духовно-нравственным ценностям. Вопрос: удастся ли внести эти изменения и дополнения в законодательство?

В заключение

«Что-то словно щелкнуло у нее в сознании, она смягчилась, улыбнулась и рассказала историю о своем дедушке, который присутствовал в качестве пажа на коронации королевы Виктории.

-- Это был другой мир, -- сказал он.

-- Другая цивилизация, -- поправила она, -- та самая, к которой я принадлежу по праву рождения. И эта цивилизация, основанная на семейных ценностях, умерла -- не исчезла, а именно умерла, потому что была живым организмом. Ей на смену пришло нечто неживое -- раздробленное на атомы общество, лишенное тепла и уюта, самый настоящий хаос механических связей. О, мы оба прекрасно знаем, что в прежнем мире отнюдь не все было замечательно, что там хватало невежества и нищеты. Но правильнее было бы не раздирать на клочки тот мир и не менять его на анархию. Семейные ценности такая штука, которую нужно растить, холить и лелеять».

Это один из эпиграфов к книге Патрика Бьюкенена «Смерть Запада». А ведь убийство семьи происходит сейчас и в нашей стране. У нас тоже активно внедряется или уже воцарился культ животного секса, насилия и гедонизма. То, что раньше осуждалось и запрещалось (разврат, аборты), стало обыденностью. Если честно, то ощущение ирреальности темы не покидало во время трехчасового заседания. Неужели это не бред, что кто-то может прийти и забрать из семьи детей? Что умные, добрые и уважаемые люди всерьез обсуждают проблему, о которой могло присниться только в самом страшном сне?

Президент Дмитрий Медведев в последнем Послании поставил такую задачу: «26 миллионов детей и подростков, живущих в нашей стране, должны быть счастливыми». Смогут ли они стать счастливыми в своей стране, вне семьи?

Русский философ Иван Ильин в работе «Творческая идея нашего будущего» всего в трех словах сформулировал национальную идею России на века. Они звучат так: воспитание в народе крепкого характера. Идея мыслителя перекликается с Посланием губернатора Тюменской области Владимира Якушева к областном парламенту: «В будущее может попасть только сам человек, своими собственными силами. Человек, воспитавший в себе силу духа, энергию разума и бодрость тела. Человек, пришедший на эту землю – на нашу Тюменскую землю, – чтобы созидать и творить. Формирование такого человека – вот наша генеральная цель». Могут ли помочь нам в этом ювенальные технологии Запада -- живого трупа ? Или справимся сами, без посторонней навязчивой «помощи»?

Маргарита Шаманенко