Выскажите мнение

Ваше мнение о законе О социальном патронате?
 

Поиск

Рекомендуем посетить

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

На сайте

Сейчас 16 гостей онлайн

Счётчик посещений


Подключите RSS

Культурологический анализ форсайт-проекта "Детство 2030". Часть пятая Печать E-mail
23.02.2011 22:32

Авторы форсайт-проекта, не скрываясь, задаются вопросом о назначении детей. Они сожалеют:

Структура существующего дискурса показывает, что единого понимания о том, зачем нужны дети и к чему их готовить, нет. Государству нужна армия, бизнесу - рабочая сила, производителям детских товаров - потребители. Родители вынуждены давать частные ответы или рожать просто по привычке: всем известно, что женщина, не родившая хотя бы одного ребенка - это не нормально. ( «Статья», стр. 12 )

Родители, на глаз идеологов «Детства 2030», вообще выглядят как-то неадекватно: они упрямо не отвечают на вопрос социологов, зачем им нужны дети. («Статья», стр. 11) Видимо, пребывают в растерянности от упавшего им на голову «родительства». Также возможен вывод, что дети им просто не нужны. В последнем случае, общество просто обязано отобрать детей у подобных родителей.

Таким образом, мы видим, что логика жёсткого вмешательства извне в отношения между родителями и детьми проистекает из базового определения детства. Которое не формулируется - вероятно, специально, чтобы не дать возможности выдвинуть альтернативное определение.

Предложенный выше второй вариант определения детства задаёт логику движения не от общества к детям, а от детей к обществу. Согласно этой логике ребёнок - это данность. Дар Неба, нисшедшая в нашу жизнь благодать. Вопрос о том, на что нам сдались эти дети, абсурден до невозможности возникновения. Дети - вне функциональности. Это они своим появлением структурируют окружающий их мир, их не надо встраивать в какую-то систему.

Детство ребёнка начинается в семье. Ребёнок в ней рождается, и семья для него - самая естественная среда. В процессе взросления среда, с которой взаимодействует ребёнок, расширяется, выходит за пределы семьи, но всё равно именно семья остаётся её организующим центром.

Период детства - это время адаптации к реалиям окружающего мира и это одновременно период формирования личности. Ребёнок потому и ребёнок, что его личность полностью не сформирована: он неспособен правильно ориентироваться в происходящем и, соответственно, нести полноценную ответственность за свои поступки. Ребёнку необходимы взрослые, которые возьмут на себя ответственность за принятие решений. Кто эти взрослые? Для того чтобы интересы ребёнка не пострадали, эти люди должны воспринимать его интересы как свои. Или, иначе говоря, видеть в ребёнке продолжение самих себя.

Когда вопрос поставлен таким образом, ответ на него может быть только один: это - родители. Понимая это, авторы «Детства 2030», пытаются не допустить подобной постановки вопроса. Во-первых, они стараются разорвать ощущение родовой последовательности. Понятие рода в концепции проекта отсутствует. Авторам удобнее считать, что связь детей и родителей - это пережиток «традиционалистского дискурса». Последовательность, по их мнению, есть чисто временная - дети приходят в этот мир позже родителей, - и только.

...невозможно полное возвращение к «традиционалистскому» дискурсу: то есть тому, где дети должны воспроизводить своих родителей. («Статья», стр. 11).

Стоит обратить внимание на слово, выбранное для характеристики традиционной модели детства: «воспроизводить». Т.е. повторять один в один. Позиция заведомо проигрышная, поскольку любой ребёнок - это отдельная, самостоятельная личность (пускай и не состоявшаяся ещё полностью, но имеющая все задатки для этого). Ожидать, что он будет повторением родителя, глупо.

Да, встречаются родители, закладывающие эту глупость в основу воспитания, но гораздо большее количество людей видит в своих детях именно продолжение, а не воспроизводство себя. Ласковое обращение к ребёнку - «кровиночка моя»: т.е. часть моего существа, физиологически отдельная, но всё равно неразрывно со мною связанная метафизическим образом. Ещё одно обращение - «родной» - мною рождённый, принадлежащий к моему роду. Ребёнок в утробе называется плодом. Язык здесь даёт аналогию с растительным миром. Плод не тождественен произрастившему его дереву, но - продолжает его.

Сведя всё обилие смыслов к простому повторению, заданному словом «воспроизводить», авторы проекта получают возможность показать его бесперспективность самым примитивным образом. По их классификации выражение «дети должны воспроизводить взрослых» - это стереотип современного российского дискурса детства. Воспроизводить взрослых интерпретируется как «разделять ценности своих родителей и их представления о жизни». Да, родители, как правило, хотели бы, чтобы их ценности и представления о жизни были унаследованы детьми. Но как бы ни были важны ценности, дети остаются нашим продолжением даже и в том случае, когда они их не разделяют. Авторам «Детства 2030» проще не заметить этого, и тогда они могут показать, как легко разрывается цепь поколений:

В современном изменяющемся мире, когда взрослые несколько раз за время своей жизни меняют профессию, способ жизни и становятся другими, данный стереотип становится бессмысленным. («Статья», стр. 36)

На самом деле, дополнительно к подмене продолжения рода воспроизводством, здесь есть ещё одно передёргивание. Профессия и способ жизни - это не ценности и даже не представления. Жизнь, вернее, наполнение наших дней обстоятельствами может меняться довольно в широком диапазоне без того, чтобы оказалось неизбежным изменение нашего мировоззрения. Человек может не менять ценности и представления об окружающем его порядке вещей, оказываясь при этом в совершенно разных условиях и работая на разных работах. В конечном счёте, всё зависит от человека. Апостол Павел писал о себе:

Умею жить и в скудости, умею жить и в изобилии; научился всему и во всем, насыщаться и терпеть голод, быть и в обилии и в недостатке. (Фил.4:12)

И при этом он оставался всё тем же Павлом - апостолом Христовым.

Чтобы разорвать цепь надо тянуть в разные стороны за оба конца. Поэтому объявив родителям, что они больше не вправе и не в состоянии вести по жизни своих детей, авторы «Детства 2030» берутся организовать детям, как они выражаются, свободу выбора траектории с максимально раннего возраста.

Вступать в уж совсем очевидное противоречие со здравым смыслом им, конечно, не хочется, поэтому в качестве нижней планки озвучивается 12 лет («Статья», стр. 22). Но надо полагать, что при любой возможности эта граница будет отодвигаться всё ниже.

Вот как красиво это подаётся:

Необходима разработка семейного кодекса, способствующего защите прав ребенка и развитию разнообразных форм семейной жизни. Семейного кодекса, который позволял бы детям строить свою жизненную траекторию и способствовал тому, чтобы их траектория не зависела от семейного статуса и благосостояния родителей. («Статья», стр. 24)

А чуть раньше в пункте «Компетентное родительство» говорится:

Осмысленное отношение к рождению ребенка формируется в ситуации, когда родители не боятся заводить детей, обладают компетенцией воспитания, а система сопроводительных сервисов выстроена таким образом, что позволяет родителям заводить детей без ущерба их собственной жизненной траектории.

То есть у родителей - своя жизненная траектория, а у детей своя. И эти траектории никак друг от друга не зависят. Они не пересекаются. Если это перевести на бытовой язык, то здесь задаётся ситуация, где у родителей и детей нет ничего общего. Поле совместной жизни отсутствует. Дети и родители отчуждены друг от друга. Каждый строит свою траекторию, заботясь лишь о себе, то есть на эгоистическом основании. Эгоизм выдаётся за компетентность.

Но если родители действительно могут быть компетентными в вопросах собственного жизнеустройства, то компетентное детство, безусловно, довольно свежее Перейти на сайтсоциальное изобретение. В чём же авторы проекта ожидают компетентности от наших детей?

Детям предлагается в 2015-2020 годах самостоятельно строить траекторию собственного взросления (вхождения во взрослую жизнь), а в следующую пятилетку определяться с выбором родителей ( «Статья», стр. 22). Право на смену родителей - это окончательный и бесповоротный конец института семьи, сопутствовавшего человечеству на протяжении всей его истории.

Очевидно, пора оценить весь масштаб культурных изменений, заложенный в этом форсайт-проекте.


Автор: Андрей Карпов

Источник:



Часть седьмая Часть шестая Часть пятая Часть четвёртая Часть третья Часть вторая Часть первая